Проза и поэзия

«Россказни» — сборник рассказов. 1994 г. Издательство – Скан-имапресс.

Сборник  рассказов, в которых есть слёзы радости и капли печали. Размышления о  времени, которое ускоряя свой бег, часто не дает возможности человеку с пристрастием взглянуть на себя со стороны.

 

СЧАСТЬЕ

Профура  Машка нашла копейку. Пошла на базар и накупила мужиков, надавала им затрещин и пинков, отвела душу. Сшила красный сарафан, бирюльки на уши повесила, чулки со звездопадом купила и косу заплела. Наняла Кольку-вора дежурить у забора, про красоту её песни петь. Снесла мамане на могилку сушек  и уехала в Москву на Ленина глядеть.

Проглядела Машка все глаза, вернулась слепая. Теперь сидит в бане, вениками торгует.

— Машка- профура, какое такое в нашей жизни счастье?

Машка хватает веник и веником меня по башке наугад!

Правильно, Машка, нет в жизни счастья, и в Москве его нынче с фонарями не сыщешь.

 

СЛЁЗЫ

Жили у меня за стеной соседи, двое – муж и жена. До самой смерти хорошими людьми были. А перед своим  концом зашли на чай и спрашивают, будто невзначай:

—         Любишь ли ты нас или нет?

—         Люблю, — говорю.

—         А вот как ты нас любишь? – спрашивают.

—         А вот так, — отвечаю, — что ежели вы помрёте, то я заплачу от горя на ваших поминках.

Поблагодарили они меня и ушли насовсем.

Вернулся я из командировки поздно, когда их уже под землю запрятали. Сижу вечером на кухне, поминаю, а слёз нет. Что тут делать? Взял лук, исстрогал килограмм, глаза всё равно сухие. Жена встала с постели, принялась пытать вопросами. Вот, смущаюсь я, обещал одним людям поплакать, да слёзы не идут. Куда ж ты их дел, спрашивает?

— Эх, мамочка, кабы знал, не маялся.

 

«Последние сны» — сборник рассказов. 1998 г. Издательство – ПетроПресс.

В сборник  включены  короткие рассказы, и повести о времени перемен. Как было точно определено в одной из рецензий на книгу «это последние сны уходящего двадцатого  века».


 

СВЯЩЕННАЯ   ЖИЗНЬ

На Свири, на свирском берегу, вдали от глаз, от пристальных взглядов, доживал свой век дядя Митя. Я навещал его много раз, почти каждую весну дед таскал меня с собой по своим военным друзьям. Дядя Митя пострадал при форсировании родной речки, но зла на неё не держал и об инвалидстве своём не грустил. Он вообще не грустил. Он был весёлым. Его не смущали уродливые рубцы и вымученная усечённость. Он любил крепко выпить, горячо поспорить, спеть и… станцевать. Да-да, станцевать! Сбацать с разбором и с оттяжечкой. Он до войны первым в деревне плясуном был. Дядя Митя танцевал и плакал, и было непонятно от чего. От боли, от песни, от гармошкиного жалобливого голоса или от счастья? Супруга его, привыкшая, видимо, к подобным раскладам, никак не реагировала на мужнин разгул и всегда сидела тихо, щупая руками подол, не поднимая глаз. Мой дед картины эти трезвым долго разглядывать не мог и оттого приклонялся раз за разом к рюмке и, крякая выдыхал:

— Эх, судьба-злодейка, санки тебе в рыло!

А я, замерев, не отрываясь, со страхом и любопытством наблюдал за приплясывающим у печки безногим инвалидом. Окончательно обессилев, дядя Митя садился на самодельный табурет, снимал убогие, обшитые тканью протезы, вытирал о них слёзы и, смеясь, говорил почему-то одному мне:

— Никак не пойму, Сергуня, отчего мы, люди, жить не любим? Скажи.

Я молчал. Дед деловито отпускал мне подзатыльник, подначивая на ответ, но я всё равно молчал. Я не знал тогда, что нужно отвечать. Да и сейчас не знаю.

 

«Хрустальные струны» — сборник стихов 2000 г. Издательство – ПетроПресс

Сборник лирических стихов, многие из которых впоследствии стали песнями.

 

Как эти любови меня обманули,

Безжалостно линии дней изогнули!

И стали для всех недоступным секретом.

Теперь уже поздно об этом, об этом…

 

За трусость, неверье спросилось сполна.

Прозрений солёных гуляла волна

По камню, по берегу позднего лета.

Теперь уже поздно об этом, об этом…

 

Я ехал, я мчался стрелой серебристой.

Призывно звенело цыганки монисто.

Ничто не сбылось по нехитрым приметам.

Теперь уже поздно об этом, об этом.

 

Сентябрьская грусть и капризы погоды.

Прожитые врозь неприютные годы

Заставят мучительно медлить с ответом.

И поздно, и, кажется, поздно об этом…

 

«Прикосновения» — альбом стихов 2002 г. Издательство В. Ларионова.

Сборник  стихов, воспевающих любовь, её  силу и мудрость, поэзию и её мучительную суть.

 

…Ещё меня любите

За то, что я умру.

М. Цветаева

 

Стоят за хлебом и картошкой

Сошедшие с вершин поэты.

Соль крупным  смыслом под обложкой…

Кто ведает теперь об этом?

Сбегает, справки уничтожив,

От быта подлого Марина.

Предвосхищая холод кожей,

Дрожит, ей глядя вслед, рябина.

 

Вцепилась жизнь в крупу и сахар.

Родная речь – источник крови.

Как горько пахнут травы страха!

Седые пряди в каждом слове.

 

Нежнейшей музой помыкают

Бледнейшие из бледнолицых

И вдохновение толкают

Под жернова и колесницы.

 

Пришедшие в упадок мифы

С колен подняться не умеют.

Благоухающие рифмы

Тебя за нас за всех жалеют.

 

Повинных букв столпотворенье

В тени кладбищенской ограды

Всё ищет от стихов спасенья,

Которого искать не надо.

 

«Солнце и Луна » — книга стихов 2004 г. Издательство В. Ларионова.

Сборник  стихов  необычен своим  соединением  под одной обложкой с музыкальным диском, тематически дополняющим издание. Романсы и баллады звучат в авторском исполнении.

 

Зеркало  сцены

Что эта жизнь, если не роль?

Сегодня ты будочник, завтра – король.

Сегодня с друзьями кутишь и смеешься,

А завтра в холодной постели проснёшься.

Что эта жизнь, если не маска?

И  выверен текст и готова подсказка.

И кончится бал и толпа разойдётся,

И кто-то рыдает, а кто-то смеётся.

Что эта жизнь, если не пьеса?

Где принца прекрасного ищет принцесса?

Где слуги коварны, а власти жестоки.

Где в моде измены, паденья, пороки.

 

Театр расставляет  притворные сети,

И мы попадаемся, бедные дети.

И «браво» кричим, и бросаем цветы

На зеркало ясное из темноты.

 

«Интересное  кино». Сборник кинопрозы. ( В соавторстве с Раисой Мустонен),  Петрозаводск, Карелия. Издательство «Verso», 2007 г.

Сборник  историй для кино. Все опубликованные  в этой книге литературные сценарии были  отмечены высокими наградами профессиональных конкурсов. Истории разнообразны, полны юмора,  и  объединены стремлением вселить надежду в читателя, помочь ему поверить в непобедимую силу добра.

 

 

 

 

 

«Занавес». Сборник пьес для театра. Санкт-Петербург, фонд «Национальная культура». Издательство «Цифра». 2014 год

В сборник вошли пьесы автора посвященные Великой Победе.